Подпишитесь на наши новости

Город VS эпидемия. Екатеринбург и тиф. За 100 лет до COVID-19

Комментарий котейки по имени Роршах:


Котейка по имени Роршах 14 апреля 2020 г.

Эпидемии преследуют человечество на протяжении всей его истории.


Не обходили они и Екатеринбург.


С чем же боролись жители нашего города, когда под рукой не было ни печенегов, ни половцев, ни коронавируса?


Читайте. Делайте выводы. А, если что, "Лаборатория" подскажет, как принять грамотное решение.



После освобождения Екатеринбурга от армии Колчака 15 июля 1919 года новым властям приходилось заниматься различными проблемами: преступность, недостаток продовольствия и топлива, антисанитария и др. Но с октября 1919 года Екатеринбург столкнулся еще и с нарастающей эпидемией тифа.


Отступающая белая армия была поражена тифом. Перебежчики, оставленные в городах больные и большой поток беженцев вызвал осенью 1919 года взрыв эпидемии тифа на Урале и в Сибири. Важно отметить, что тифом назывались сразу несколько болезней, вызываемые разными возбудителями, но протекающие часто с одинаковыми симптомами.

Сыпной тиф

  • Одним из самых опасных был «сыпной» тиф, или «сыпняк». Распространялась болезнь платяными вшами. Начало болезни характеризовалось ознобом, лихорадкой, упорной головной болью. Через несколько дней на коже появлялась пятнистая розовая сыпь. Сознание больного заторможено, речь тороплива и бессвязна. Во время тяжёлых эпидемий могло погибнуть до половины всех зараженных.

Возвратный тиф

  • Возвратный тиф передавался точно таким же путем, но отличался более легким протеканием болезни и низкой смертностью. Лихорадка и острые симптомы болезни повторялись несколько раз после непродолжительных ремиссий, откуда и название.

Брюшной тиф

  • Брюшной тиф передавался орально-фекальным способом. Основные симптомы – лихорадка, сыпь, резкая заторможенность, нарушение сознания, бред, галлюцинации.


Заболеваемость тифом в Екатеринбурге до ноября 1919 года оставалась на невысоком уровне. Понятно, что с наступлением холодного сезона и из-за царившей антисанитарии эпидемиологическая ситуация ухудшилась. Так, один из членов Екатеринбургского горсовета Чернавин приводил статистические данные по состоянию на середину ноября:

«В городе с августа по 15 ноября заболело сыпным тифом 810 человек, возвратным – 422, брюшным – 141. В то время, как брюшной тиф идет на убыль, заболеваемость сыпным и возвратным растет. Смертность от сыпного тифа достигает 11 %, от возвратного – 2 и от брюшного – 9. Дело лечения тормозит отсутствие врачебных сил, белья, подходяще оборудованных лазаретов. В городе имеется один лазарет на 800 коек, из которых лишь 450 для лиц гражданского состояния. Этих больных обслуживают лишь 3 врача».

Уральский рабочий, 21.11.1919

Главный эпидемический лазарет помещался в здании 2-й женской гимназии.



«Санитарные условия, в которых находятся больные, в этом лазарете ужасны. Грязь, ужас, весь нижний этаж утопает в жидкости, текущей из уборных, эта же жидкость сочится сквозь стены и потолок второго этажа.

В палатах, где лежат больные – спертый и тяжелый воздух. Лазарет переполнен – больные лежат даже в коридорах, прямо на полу. Санитары и сиделки живут в грязных комнатах.

В таких условиях трудно бороться с эпидемией»

Уральский рабочий, 5.11.1919 «Госпиталь отапливается железными печами, дрова по своей длине в печи не входят, концы их торчат из печек и горят, отчего по всему госпиталю стоит сплошной дым и не только затрудняет дыхание и ест глаза, но даже сквозь дым положительно трудно что-либо рассмотреть в другом конце коридора. Воздух испорчен. Всего больных в госпитале до 1500 человек, из них около 50% красноармейцев. Лазарет несмотря на обилие прислуги содержится грязно. Прислуга одета в грязные халаты, руки грязны. Белье на больных настолько грязно и полно насекомых, что из-за грязи трудно даже предположить, какого цвета было белье первоначально. Постельное белье, как простыни, а также и наволочки отвратительно грязны и запачканы больными. По заявлениям больных белье не меняется со времени их прихода в лазарет. Воды постоянно не хватает, так как при госпитале имеется две только лошади. Благодаря этому не получают чая и несвоевременно готовится каша. Дезинфекционные камеры имеются, но приспособлений для уничтожения насекомых нет никаких. Уборные также грязны. В госпитале процветает воровство».

Уральский рабочий, 21.02.1920

Врачей и медсестер не хватало. 18 и 19 ноября состоялись выпускные экзамены первой группы сестер милосердия при фельдшерской школе Р. Н. Кленовой. Окончили курс тридцать человек. При этом уже в ходе обучения несколько выпускниц заразились сыпным тифом, так как работали в лазаретах в качестве практиканток. Одновременно 19 ноября набирался новый курс красных сестер. Удалось заагитировать 40 «честных дочерей труда». Но это была лишь треть от требуемого.


Поэтому «Уральский рабочий» призывал:

«Пролетарки Екатеринбурга не должны оставить ни одного места красной сестры незанятым!»


Позднее потребовалось обучать более профессиональных медицинских работников. 15 января 1920 года открыли двухмесячные эпидемические курсы для подготовки кадров по борьбе с тифом. Требовались здоровые девушки старше 16 лет, умеющие читать и писать. Курсантки получали проживание, прожиточный минимум и красноармейский паек. Но все равно сил персонала не хватало, не хватало времени на подготовку. Поэтому периодически здравотдел обращался к женскому населению прийти на помощь в лазареты и без всякой подготовки начать там работать.


«Все будут обеспечены средствами для существования и назначены – грамотные на должности красных сестер, малограмотные на должности сиделок»

Уральский рабочий, 14.12.1919

В декабре 1919 ситуация стала критической: на 25 декабря в Екатеринбурге насчитывалось заразных 6123 человека, из них сыпных 2275, брюшных – 10, возвратных 2326, невыясненных – 1512 (диагностика была на низком уровне).


Население Екатеринбурга в это время составляло около 72000 человек, то есть болело около 8,5 % населения. Вообще за декабрь среди гражданского населения было зарегистрировано новых 1117 случаев заболевания сыпняком, 198 – возвратным, 39 – брюшным и 211 неопределенным. Среди красноармейцев заболело сыпняком 2635 человек (умерло 345), возвратным – 2207 (умерло 90).

Теперь в «Уральском рабочем» появилась рубрика «Новый враг», в которой описывались методы борьбы с новой напастью. Если до ноября месяца внимание журналистов газеты было приковано к успехам Красной армии на фронтах Гражданской войны, то сейчас стало понятно, что основной угрозой для городов Урала и особенно Сибири стала эпидемия тифа.


«Новый враг – сыпняк выступил на борьбу с рабоче-крестьянской страной. Этот враг наш, как и все другие, выкормлен грабительским хозяйничьем помещиков и капиталистов, разбойничьей войной». Противостояние с тифом представлялось как продолжение классового противостояния. В эпидемии обвинялась тяжелая социальная и антисанитарная обстановка, доставшаяся от прежних хозяев, и остатки белой армии, где и началась распространяться зараза. «Тиф родился из грязи. Сыпной тиф разносится вошью, которая плодится в грязи. Вошь с виду невеликая сила… Маленькое мерзкое насекомое грозит разрушить то великое здание, которое мы уже частью построили. Этот враг пришел от Колчака, от белых, из разлагающегося белогвардейского стана».

Уральский рабочий, 28.12.1919

«Откуда этот тиф? Что это за наказание божье? – думает темная крестьянка. Нет, товарищи, бог здесь не причем. Тиф – это то наследство, которым подарила нас буржуазия. И в день, когда мы сбрасываем с себя цепи рабства – мы должны помнить, что наше убогое тело является источником наших бедствий. Если мы раскрепостили свою душу от власти буржуазии, мы должны сегодня раскрепостить свое тело из-под власти страшных паразитов. Пролетарий должен быть чистым, ибо и чистота оружие революции».

Уральский рабочий, 25.01.1920

14 декабря в «Уральском рабочем» были опубликованы антиэпидимеческие меры, которые мог принять любой человек: «1. Строго соблюдать чистоту тела: А) чаще менять белье, по крайней мерей 1 раз в неделю Б) стричь коротко волосы В) мыться с мылом в бане не менее 1 раза в неделю 2. Никогда не спать на чужих постелях и не носить чужого белья 3. Следить за чистотой белья и одежды, а для этого грязное вшивое белье нужно хорошенько заварить кипятком или прожарить в обыкновенной печи в легком духу, а еще лучше, где это возможно, прогреть в дезинфекционной камере, где вши и гниды гибнут от сильного жара. Верхнюю одежду по обыкновению чистить щеткой, пропитанной нафтолизоло-карболовой кислоты и т. д., швы проглаживать горячим утюгом. 4. Когда приходится жить в тесном общении с другими людьми, как например, в казармах, ночлежных домах, общежитиях и т .д., необходимо следить за чистотой помещения, принимать меры к тому, чтобы эти помещения проветривались и подметались влажными щетками ежедневно, промывались как можно чаще, и чтобы в них не заводились насекомые. При большом скоплении народа, надо устраивать общественные бани и дезинфекционные камеры. 5. Если же кто во время не мог принять мер против заражения вшами, и они расплодились на нем, то, чтобы избавиться от них, самое верное средство – обрить волосы на голове, на половых органах и подмышках. Если же почему-либо этого сделать нельзя, то нужно обильно смочить волосы керосином, или раствором сулемы с примесью уксуса (1 часть сулемы, 500 частей воды, 500 частей уксуса). После этого нужно намылить тело и дать ему под мылом просохнуть, а затем вымыться в бане или выкупаться».

Уральский рабочий, 14.12.1919

Одной из самых проблемных точек города с точки зрения эпидемиологической ситуации был вокзал. Это было связано с тем, что с фронта постоянно приезжали составы с тифозными больными. Для размещения все новых и новых больных было принято решено перевезти их в Горное училище, Дом Горного начальника и дом Тупиковой.


В самый пик эпидемии Уездно-Городской отдел Здравоохранения жаловался почти на полное отсутствие врачей, медикаментов, соответствующих помещений, дров, белья и пищи. А без всего этого нельзя была справиться с эпидемией.

От эпидемии страдали и врачи. «И вот оказывается, что смертность от тифа среди различных групп работников – неодинакова. В то время как среди тов. красноармейцев она около 7 процентов, среди медицинского персонала (лекарских помощников, сестер и санитаров) она несколько выше, но громадный скачок дает смертность среди врачей. Замечено давно, что сыпной тиф всего безжалостнее расправляется с врачами.

В Екатеринбурге в декабре из 22 заболевших врачей умерло 13, выздоровело 4, т. е. смертность в десять раз больше, чем среди красноармейцев.


Объясняется, это главным образом, тем, что врачи в настоящее время, испытывая общие тяжелые условия в отношении жилья, питания, одежды, несут ежедневный труд, далеко выходящий за пределы восьмичасового рабочего дня. Есть госпитали, где на одного врача приходится 400-600 больных».

Уральский рабочий, 11.01.1920

Так в начале января 1920 года умер военный врач Александр Иванович Колпакчи. Он в декабре занял пост помощника начальника эвакпункта, но большую часть времени проводил в заразных бараках.

«Можно говорить, что А. И. Колпакчи погиб славной смертью на боевом посту служения своим близким. Но разве это утешение? Бесконечно больно и до слез обидно, что злой и слепой рок вырывает из рядов жизни лучших и нужных людей в самом расцвете их многообещающих сил».

Уральский рабочий, 4.01.1920

16 января умирает Чрезвычайный Уполномоченный по борьбе с эпидемией в районе расположения 3-й армии Юлиан Иванович Булинов.

В январе 1920 ситуация продолжалась оставаться сложной. На 11 января заразных больных – 6355, из них сыпных 2638, брюшных 12, возвратных 2562, невыясненных 1143.

Огромной проблемой было то, что помыться в городе было особо негде. Екатеринбургские торговые бани оказались настоящим рассадником тифа из-за творящейся там антисанитарии. Власти придумали использовать множество небольших бань в бывших частных усадьбах.

С 21 по 28 января в рамках «Недели фронта» проходила «неделя борьбы с тифом»:

«Комиссия «Недели фронта» в целях борьбы с эпидемией решила пропустить через баню весь гарнизон города. В Екатеринбурге продезинфицировано и вымыто 30 учреждений. Поставлено в разных местах города 42 вошебойки. Вымыто за неделю и одето в продезинфицированное белье красноармейцев – 8302 человек. Субботничало в банях по стрижке и бритью красноармейцев – 11 парикмахеров. В лазаретах поставлены новые ванны 134 шт. и переменена солома. В «День чистоты» – 26 января было прочитано 13 лекций о тифе. На время недели в фойе городского театра была устроена санитарная выставка: «Заразные болезни и борьба с ними».

Уральский рабочий, 5.02.1920 23 января силами женотдела и Союза Молодежи устраивается обход всех казарм, а также частных квартир с целью выяснить, насколько тщательно производится очистка их.



Еще одним важным аспектом борьбы с эпидемией было преодоление топливного кризиса:

«Наполеон сказал, что для войны нужны три вещи: деньги, деньги и деньги». А мы говорим, что для победы нужны три вещи: дрова, дрова и дрова. Первыми дровами мы двинем поезда и повезем хлеб, который у нас уже есть в изобилии.

Вторыми дровами пустим в ход фабрики и заводы, которые у нас стоят из-за отсутствия топлива.

И третьими дровами оттопим бани и прачечные и уничтожим вошь. На борьбу с вошью и грязью должны быть устремлены все силы рабочих и крестьян!»

Уральский рабочий, 23.01.1920


Помогла ли «неделя борьбы с тифом» неизвестно, но темпы заражения тифом в феврале значительно снизились.

  • 1-я неделя февраля – новых заболевших сыпным тифом 256, 2-я – 281, 3-я – 240, 4-я – 192.

  • 1-я неделя марта – 157, 2-я – 141.

  • В течение февраля среди гражданского населения заболело сыпняком – 969, возвратным тифом – 156 (против января: сыпняк – 1880, возвратный – 334).

Для того, чтобы закрепить успех, была проведена «Неделя чистоты» с 7 по 14 марта, когда весь город должны были убрать от различных нечистот. К теплому периоду тиф был побежден, но временно. Через год эпидемия вернется в Екатеринбург...

Текст: Евгений Бурденков

Статья подготовлена по материалам газеты «Уральский рабочий» за 1919-1920 годы

Источник: http://m-i-e.ru

Найти нас
Связаться с нами
  • Лаборатория на Facebook
  • Лаборатория В Контакте
  • Лаборатория на Twitter
  • Одноклассная Лаборатория

Россия, 620075, Екатеринбург,
Пушкина, 10 - 400

Смотреть на карте

labprir@mail.ru

+7 (992) 02 04 149

8 (343) 290 99 49