Подпишитесь на наши новости

Зачем школьники работают волонтёрами в больницах

Комментарий котейки по имени Роршах:

Котейка по имени Роршах 27 апреля 2020 г.

«Мы пришли не за баллами для вуза, мы пришли помогать» - так обозначают свою позицию школьники, работающие в больницах в качестве волонтеров. Сегодня на добровольцев спрос. Узнаем - что говорят по этому поводу специалисты и какое отношение волонтерство имеет к профориентации. А еще, сегодня исполняется 87 лет замечательному педиатру и хирургу, нобелевскому лауреату Леониду Рошалю. Поздравляем!


Читайте. Делайте выводы. А, если что, "Лаборатория" подскажет, как принять грамотное решение.


Волонтерство — это не обязательно красивые мероприятия, нарядные майки, флаги и улыбки.



О том, как работают волонтёры в больницах и почему этим занимаются школьники, рассказали начальник отдела по связям с общественностью в ГКБ им. В. В. Виноградова (Москва), эксперт проекта «Волонтеры в медицине» Наталья Бердникова и координатор этого направления в АНО «Русская гуманитарная миссия» Ирина Филатова.


Наталья Бердникова. В 2016 году здравоохранение претерпело оптимизацию, и хватать внимания перестало в первую очередь пациентам. Появилась потребность в волонтерах. В начале 2017 года мы в больнице им. Виноградова приступили к реализации этой идеи.

На предложение главврача пригласить волонтеров заведующие больницы сперва отреагировали по-разному. Одни сказали: «Вау, круто! Нам нужна помощь волонтеров». Другие сказали: «Какие волонтеры? В больнице не хватает столяров и плотников». Третьи предупредили: «А к нам нельзя приходить, потому что это всё-таки анестезиология и реанимация». Некоторые объяснили: «У нас достаточно опасно, потому что даже в приёмном отделении можно заразиться». После этого мы поняли, что нам нужна партнерская организация, которая поможет с волонтерством. И мы обратились в «Русскую гуманитарную миссию».

Нужно понимать, что просто прийти в больницу и начать там волонтерить нельзя. Согласно постановлению № 796 Департамента здравоохранения, медицинское учреждение должно заключить договор с некоммерческой организацией или волонтерским центром, через который приходят волонтеры.


Ирина Филатова. «Русская гуманитарная миссия» — это как раз такой мостик между людьми, которые хотят помогать, и больницей, которой нужна помощь. Мы набираем желающих, рассказываем, как заключить договор с больницей, и вводим в медицинское учреждение, где люди потом успешно волонтерят.

Большинство волонтёров в больнице —

это школьники

Ирина Филатова. Мы сначала не предполагали, что в основном с нами будут сотрудничать школьники. Мы просто везде давали объявления, что нам нужны волонтеры. И к нам приходили разные люди — взрослые, студенты и школьники, не имеющие отношения к медицине. Но получилось, что в итоге чаще всего остаются именно последние. Они учатся в медицинских классах, или им нужна профориентация: они хотят потрогать, понюхать, почувствовать больницу.

Кто-то хочет взять пациента за руку, подержать и понять: «Да, медицина — это моё, я могу»

И у нас появилась идея профориентационного волонтерства: ты помогаешь людям, а заодно и сам можешь понять, насколько ты готов к профессии врача.


Я всегда говорю на школьных собраниях в медицинских классах: «Классно, ты учишься в профильном классе, можешь блестяще выучить химию и биологию, сдать ЕГЭ на 100 баллов, пройти серьезные конкурсы в медицинские вузы и… на первом-втором курсе выяснить, что это не твое. Как же! Ты шёл, шёл, шёл и понял, что это не твоё. Значит, надо разворачиваться, думать, что делать дальше, возможно, досдавать ЕГЭ».

Больница — это возможность профориентации до того, как ты предпринял важные шаги. Ты понимаешь: могу — не могу, боюсь — не боюсь, хорошо — нехорошо.

Профориентация —

серьёзный бонус волонтёрства

Ирина Филатова. Когда ребята, проработав волонтерами достаточное количество часов, понимают, что это не их профессия, это тоже очень хороший результат. Парень после года волонтерства отказался от мечты стать врачом. Он сказал: «Из меня получится хороший преподаватель биологии», — и поступил на биофак. Профориентация — это ведь как подтверждение призвания, так и понимание, что тебе нужно заняться чем-то другим. И это замечательно. Мы всегда говорим: если ты поволонтерил и понял, что это не твоё, не надо себя мучить, не надо через силу идти в профессию: «Нет, я обещал, я всё равно сделаю, я всё равно пойду до конца!» Ничего хорошего из этого не выходит.


Кроме школьников, приходят люди, окончившие 11-й класс, но ещё не определившиеся с профессией: «Хочу попробовать поволонтерить здесь. У меня вроде есть склонности к медицине, но я пока не решил». Приходят студенты, поступившие на гуманитарные, технические специальности: «А мы решили людям помогать». Почему нет?

Приходят школьники не из медицинских классов: «А мы тоже хотим. Мы пришли не профориентироваться. Мы будем помогать людям». Такие люди тоже в проекте есть.

Как стать волонтёром в больнице


Ирина Филатова. Пройти самозапись — попасть в чат — заключить договор — пройти собеседование — получить медицинскую справку — и ты волонтёр в больнице! Первый этап — это страница самозаписи на сайте больницы ГКБ им. Виноградова или «Русской гуманитарной миссии» в разделах, посвящённых волонтерству.

Потом координаторы волонтерских групп (студенты старших курсов медвузов) собирают их в чаты в вотсапе. В этих группах рассказывают, что нужно сделать, чтобы войти в больницу.

В первую очередь заключить договор. Так как мы работаем с детьми старше 14 лет, его подписывает школьник, а потом договор обязательно визирует либо родитель, либо законный представитель.

На собеседовании, которое проходит каждый волонтёр, родители тоже могут присутствовать, если захотят. Собеседование длится от двух часов и больше. Сначала мы рассказываем об особенностях медицинского волонтерства, о правилах поведения в больнице. А потом разговариваем. Просим школьника рассказать, зачем он сюда пришел. Нам важно понять его мотивацию. Он мог прийти из-за того, что друг пошёл или потому что кто-то сказал.

Пришёл к нам как-то парень и говорит:

— А я не знаю, зачем я здесь. Мне сказали.

— Кто сказал?

— Мама сказала.

Понятное дело, что не все проходят эту цепочку. До больницы доходят самые серьёзные, целеустремленные, которые и без волонтёрства сильно загружены. Обычно записывается 100 человек, а до больницы доходит только 20. Это хорошо, потому что они самые мотивированные.


Наталья Бердникова. Ребята сами выбирают больницу и отделение. Практически нет детей, которые не знают, в какое отделение они хотят. Поскольку они проходят столько этапов, то доходят те, которые уже уверены в своём выборе.

Сначала они проходят медицинский инструктаж. Потом волонтёры поступают в распоряжение старшей сестры. Каждый договаривается об индивидуальном графике под свое расписание.

Волонтеров никогда не бывает больше двух-трёх на отделение, поэтому они не путаются под ногами, а, наоборот, помогают медперсоналу

У ребят есть бейдж, где написаны фамилия, имя и большими буквами указано, что это волонтер. Ведь когда они надевают форму, их уже очень сложно отличить от персонала. А отличаться они должны, поскольку у них разные задачи и играть в медперсонал волонтёру не нужно. Некоторые ребята снимают бейдж, прячут в карман: например, идёт девочка в халате и делает вид, что она медсестра. Конечно, приходится контролировать их.

Зачем школьники идут в больницы

Наталья Бердникова. Для получения обратной связи мы задавали вопрос: что такое для вас медицинское волонтерство? Ребята писали: «Познание моей будущей профессии», «Возможность помогать не только людям, но и себе тем, что становишься лучше», «Ещё один шаг к мечте», «Первая ступень в медицине», «Место, где я могу почувствовать себя врачом», «Опыт общения с людьми», «Я помогаю людям и взамен забираю самое дорогое — счастливые глаза», «Самое лучшее, что случилось со мной в этом году», «Это возможность любить людей».

Ирина Филатова. Пятнадцатилетний мальчик сказал нам: «Знаете, какая одна из самых востребованных функций волонтера? Взять человека за руку перед операцией и просто его отвлекать — уводить от грустных мыслей, разговаривать о ёжиках, о цветочках. Чтобы человек пошел на операцию в нормальном состоянии, а не совершенно раздёрганный».

Дети уже в 15–16 лет понимают, что нужно отдать частичку тепла, души, себя, чтобы у человека всё прошло хорошо


Наталья Бердникова. Но школьники не только читают больным книжки, стихи и держат их за руку. Им поручают перестелить белье, разнести по палатам штативы для капельниц и потом их собрать, раздать лекарства, принести продукты из холодильника, проводить пациента в другой корпус. Волонтёры снимают большую нагрузку с сестринского персонала. Одна девочка сказала: «Я кому-то чай завариваю — и это уже помощь, потому что человек встать не может». Благодаря ребятам нам удаётся создавать индивидуальный подход к пациентам. И это важно.

Для волонтёров постоянно проводятся тренинги: как правильно возить инвалидное кресло, как обращаться со слепыми, маломобильными пациентами. Но всё же обычно техническую работу школьникам выполнять проще, ведь, чтобы поддерживать пациентов эмоционально, нужны навыки общения, коммуникации. Мы для этого развиваем систему тренингов. Тренинги по коммуникации нужны и студентам-волонтерам. В институте есть теория, а практики нет. Будущих медиков по-прежнему не учат общаться с пациентами.

Ирина Филатова. Вообще, всем известно, что, набрав 250 часов работы в больнице, можно участвовать в конкурсе на целевое обучение в вузе. Но ловцы за часами частенько сходят с дистанции. Остаются реально мотивированные ребята, которые и так заработают нужные часы, но они в больнице не за этим. Они здесь за тем, чтобы людям помочь, чтобы себя проверить. А часы, лишние баллы — это уже приятное дополнение.

В какой-то момент мы предложили поощрять лучших волонтеров, но ребята отказались от этой идеи, сказав: «Мы сюда не за этим пришли. Мы пришли помогать».

Текст: Анастасия Свирина

Источник: https://mel.fm

Найти нас
Связаться с нами
  • Лаборатория на Facebook
  • Лаборатория В Контакте
  • Лаборатория на Twitter
  • Одноклассная Лаборатория

Россия, 620075, Екатеринбург,
Пушкина, 10 - 400

Смотреть на карте

labprir@mail.ru

+7 (992) 02 04 149

8 (343) 290 99 49