Маршальский жезл

Каждый французский солдат 

носит в своем ранце жезл маршала Франции

Наполеон I, Император Франции

До назначенной консультации еще около сорока минут. Но они уже ждут под дверью. Папа – невысокий крепыш за сорок. С широким обветренным лицом и густым полуседым бобриком. Сын Егор– тощий и долговязый, с большими карими глазами. Сидит поодаль от отца, на ступеньке, уткнувшись в смартфон.

 

Приглашаю в кабинет и начинаю консультацию.

 

- Чем могу помочь?

 

Сын молчит, глядя в сторону и вниз. Отец говорит. Впереди экзамены за девятый класс, а насчет дальнейших жизненных перспектив – полный туман. Ясно одно: нужно выбирать какой-то колледж, ибо с наличествующими отметками практически по всем предметам и по поведению остаться в одной из лучших гимназий нереально.

 

- А помимо школы – есть увлечения?

 

- Да какие там увлечения, из-за компьютера не вылезает! Грязные чашки за собой убрать не может, сделать уборку в комнате – только со скандалом, чтобы бабушке на участке помочь – вообще не допросишься. Ты как вообще в армии служить собрался?

 

- Нормально я служить собрался! На компьютере я не только играю, но и программы пишу. А бабушкин участок ты сам терпеть не можешь, ездишь туда, как на каторгу!

 

- Но я свой долг перед семьей понимаю, а ты нет!

 

Тут я вмешиваюсь в семейную разборку, напоминая о цели визита, и сын усаживается выполнять тесты. А с папой продолжается разговор вполголоса.

 

- Вот так и живем. Не знаю, что из парня вырастет. Двойки – ладно, хотя обидно: мама-то наша школу с золотой медалью закончила. А он… Ботинки и те зашить не может.

 

- Он сам чинит обувь? В мастерской же все сделают в лучшем виде за совсем небольшие деньги…

 

- Обувь положено сдавать в ремонт в конце сезона. А до этого – решать проблему самостоятельно.

 

В этот момент Егор, повернувшись в кресле и глядя подозрительно блестящими глазами, негромко произнес: «Я умею чинить обувь. Просто ботинок порвался в школе, я его зашивал там же прямо на ноге, вот и получилось неаккуратно».

 

***

 

- Ну вот, по тестам видно, программирование – вполне подходящая сфера деятельности. Интеллектуальный тест – сам видишь. Скажи одно: как при таких блестящих способностях – такая низкая успеваемость?

 

- Не знаю. По французскому задали написать сочинение из 300 слов. Мне хватило ста слов, чтобы полностью раскрыть тему. Я не сделал ни одной ошибки в тексте – и все равно получил двойку.

 

- Сказано – триста слов, так и надо было писать триста! Правила существуют, чтобы их соблюдали! (Это уже папа).

 

- Так, - вступаю я. – Расклад сил более или менее понятен. Задача номер один – добиться получения аттестата. Если для этого потребуется написать сочинение хоть из трехсот, хоть из тысячи слов – значит, сядешь и напишешь. Случай тяжелый, но небезнадежный. Наверняка потребуется помощь и поддержка родителей. На нее можно рассчитывать?

 

- Ага, помощь! Я как-то решал задачу по математике, не понял условие, позвал отца на помощь, а он мне: «Читай задачу вслух и с начала». Я прочитал. Он: «Понял?» - «Нет». – «Читай еще раз сначала».

 

Тут я не выдерживаю и задаю мучающий меня вопрос.

 

- Егор – ваш родной ребенок?

 

Папа смотрит ошарашенно и отвечает утвердительно.

 

- Значит, кроме того, чтоб готовить его к службе в армии, вы поможете Егору решить имеющиеся проблемы в школе, чтобы он смог стать тем, кем пожелает, и на кого, кстати, спрос намного выше, чем на бывших военнослужащих.

 

Произнося слова прощания и напутствие, отдаю Егору результаты тестов и заключение с рекомендациями. Папа молча забирает у сына бумаги, сворачивает трубочкой и аккуратно убирает во внутренний карман.

 

P.S. Улучив момент, тихонько интересуюсь у Егора папиной профессией. Офицер, год назад уволился из армии, сейчас работает охранником.

Главная цель консультации была достигнута: оптимальная сфера деятельности – определена, план действий составлен. Однако невозможно было представить, что такая типичная, на первый взгляд, консультационная ситуация таит в себе целый пласт проблем.

 

Первое, что бросается в глаза – напряженные, а то и конфликтные отношения между отцом и сыном. Очевидно, что невозможность договориться угнетающе действует на них обоих, и они пытаются найти выход. Все это – в сочетании с требовательностью «по высшей категории», когда пресловутый наполеоновский маршальский жезл не просто «лежит в ранце», а запихан туда практически насильно, и горе тебе, если ты не будешь доставать его достаточно энергично.

 

Второе – у подростка явные проблемы с успеваемостью при хороших интеллектуальных способностях и сложные отношения с учителями. Можно предположить, что в основе лежит уже упомянутая «недоговороспособность», имеющая истоки в семейном укладе. При всей разнице в возрасте, жизненном опыте и ценностных установках отец и сын имеют много общего. Прежде всего – стремление любой ценой отстоять собственную точку зрения, не принимая во внимание аргументы противоположной стороны.

 

С другой стороны, плохие школьные отметки часто характерны для ребят, имеющих рано сформировавшиеся и ярко выраженные наклонности к какой-либо деятельности (чаще это «технари», а не гуманитарии, хотя последние тоже встречаются и выделяются феерической неспособностью к точным наукам). Такие ребята живут с четкими представлениями о том, что для них важно, а что – нет, и внешние оценки их мало заботят.

 

Третье – из разряда «объективных» проблем. Образовательный стандарт, реализуемый в системе общего образования, очень мало учитывает социально-психологические особенности так называемых центениалов – представителей цифрового поколения, живущих в вихре постоянно меняющейся информации, и возведших в культ поговорку «краткость – сестра таланта». Самая страшная пытка для таких ребят – учить наизусть сцену под дубом из «Войны и мира».

 

И, наконец, четвертое, мимо чего невозможно пройти – это проблемы, переживаемые отцом мальчика. Человек четверть века отдал службе в Вооруженных Силах, впитав в себя всю ее специфику. Безоговорочное признание авторитета старших (по возрасту ли, званию – неважно). Малейший намек на беспорядок в комнате вызывает сильнейшее раздражение, переходящее в агрессию, то же самое – относительно внешнего вида и опрятности одежды.

 

Наиболее типичная проблема бывших военных – сложность адаптации к гражданской жизни и неспособность понять, что отношения в семье и на службе строятся по абсолютно разным принципам. Близким людям часто приходится прощать друг другу мелкие недостатки и слабости ради сохранения любви и доверия – важнейших семейных ценностей, без которых, в конечном итоге, не приходится рассчитывать и на успешность построения карьеры.

Оплатить услугу
Найти нас

Россия, 620075, Екатеринбург,
Пушкина, 10 - 400

Смотреть на карте

Связаться с нами

labprir@mail.ru

+7 (992) 02 04 149

8 (343) 290 99 49

  • Лаборатория на Facebook
  • Лаборатория В Контакте
  • Лаборатория на Twitter
  • Одноклассная Лаборатория